Новини

22:09
В Раде не захотели легализовать авто на еврономерах
22:07
У Савченко оказалось театральное прошлое
21:58
Путин разрешил ФСО изымать землю у россиян
21:46
Когда и как могут наладиться отношения между Украиной и Россией: мнение
21:43
Чайники не влезли: в сети удивили "новым уловом" туристов-воров в Египте
21:38
Минздрав обещает дешевые лекарства
20:31
Крымские пенсионеры уже не боятся говорить на камеру о "заботе" Кремля
20:18
Гигантская комета летит к Земле
19:59
Жуткие кадры: Мужчину вырезали из проглотившего его питона
19:44
Запуск Brexit обваливает британскую валюту
19:42
Сеть поразила одесситка, гуляющая с телевизором на поводке
15:41
Украинский завод NORD переехал в Китай
15:00
"90-ті повертаються?" У Львові "гопники" збирають данину зі студентів
14:33
Бермудский треугольник: теории и факты
14:19
Русский мир во Львове: Фаріон виступила з гучними звинувачуваннями на адресу Садового
14:17
Рева объяснил, какому бизнесу грозят жесткие штрафы
14:13
В России повысили штатную численность вооруженных сил
14:05
Skoda показала изображения своего первого электрокара
12:26
Жуткие кадры: Молния попала в машину
12:04
Человек в киборга: Ученый свяжет мозг человека с компьютером
11:45
В Украине ввели абонплату за пользование газом - почти 100 грн в месяц
документ
11:38
Саакашвили VS Бригинец: Мне вас жалко, ваш хозяин держит вас на цепи в собачьей будке
11:35
Киевские власти публикуют курьезные фотоотчеты о своей работе
09:21
"Государство совершает ошибку": известный российский режиссер восхитил соцсети протестной речью
08:59
Сервис электронных платежей Portmone.com повышает абонплату в два раза
08:48
Оля Полякова полностью показала свои идеальные ноги
08:46
Откуда деньги? Банки начали обзвон клиентов из-за переводов
08:38
Мобильная крепость: в Словакии создали уникальный автомобиль для подавления протестов
08:17
Почему ноутбуки подорожают на 5-15% во втором квартале 2017 года
08:15
Ляшко получает зарплату у Порошенко 2-3 млн. долларов в месяц: Онищенко
08:09
СМИ обнаружили сходство между Леонардо Ди Каприо и сыном Джека Николсона
07:52
Украинский пенсионер с символикой СССР стал героем росТВ
07:52
Принесет ли Путин в жертву Медведева
07:51
"Без шансів": Як Кремль забиває баки жителям Макіївки пропагандою
07:36
Похудевший Потап похвастался обнаженным торсом
07:25
Цены на коммуналку теперь будут устанавливаться местными властями
07:21
Опублікований список безкоштовних ліків, які з квітня можна отримати в аптеці
07:17
Аваков высмеял россиян за фотожабу на Яценюка
Більше новин

Крах евро — смерть европейской финансовой системы

0

Крах евро — смерть европейской финансовой системы Европейская валюта — это вечная «стройплощадка». Через шестнадцать лет после введения евро падает до отметки своего первоначального курса 1999 года. Но мы нуждаемся в евро.

Евро как валюта обречена на то, что не будет вечной. Почти в день своего юбилея (1-го января 1999 года) по отношению к американскому доллару евро упал до отметки своего первоначального курса. Первый курс евро к доллару был равен 1,1747 доллара за европейскую валюту. Шестнадцать лет назад такой курс показался на мониторах резидентов.

Сейчас курс - такой же. Сначала может показаться, что кроме дополнительных расходов, евро так ничего и не принес. В конце концов, до наступления финансового кризиса иногда нужно было платить за евро 1,6 доллара. Но текущий кризис является лишь промежуточным этапом. Новостью не будет и то, что единая валюта Европейского союза может выйти на паритет к доллару. Курс скачет на свободных валютных рынках. Он не всегда синхронно следует за экономическими колебаниями по обе стороны Атлантики.

За ежедневными скачками европейской валюты вверх и вниз скрывается широко распространённое ощущение того, что евро не является до конца «готовой» валютой. Скорее, европейская валюта представляет собой «стройку». Опросы показывают, что большинство немецких граждан приветствуют евро в качестве валюты. Правда, все зависит от новостей. В других странах еврозоны недовольство евро как валютой более заметно. Сам интерес к проведению таких опросов показывает, насколько скептически настроены граждане еврозоны.

Сказочная страна с молочными реками и кисельными берегами, которая никогда и нигде не существовала
Европейские деньги - настолько сырые, что это сбивает с толку. Валюта многих отцов и матерей избегает обыкновенных достижений, простых выводов, но также и слишком простых соответствий. Стоит опасаться того, что Европейский валютный союз превратиться в удобный магазин самообслуживания для южных стран еврозоны.

Так или иначе, в настоящее время Испания, Италия и Греция далеки от мысли оказаться в сказочной стране с молочными реками и кисельными берегами. Но и евросоциализм, которого так опасаются либералы, кажется, ждёт своего последнего выхода под аплодисменты. В любом случае, греческий политик Алексис Ципрас (Alexis Tsipras) ведёт предвыборную кампанию против неолиберализма, который, по его мнению, воплощён в политике евро.

Ещё одно опасение, которое господствовало перед введением евро, прежде всего в Германии, — выход за рамки инфляции. Ещё в девяностые годы многие предупреждали о том, что повышение цен обрушится на жителей Германии, как это уже было в семидесятые годы. На самом деле переход от немецкой марки к евро принёс с собой рост цен.

Поддержка взамен реформ
Правда, пока мы не видим явного ускорения разрыва между размером заработной платы и ценами. Европейский центральный банк (ЕЦБ) на бумаге предусматривает денежную стабильность, о которой Бундесбанк не мог и мечтать. Вкладчики, должно быть, имеют полное основание опасаться рентабельности своих банковских активов. Но это не то, что для них приготовил евро. Исчезновение процентов — феномен многих индустриальных государств. И связано это в большей степени со старением и бегством к защищённости, чем с евро.

Что касается трансфертов, то было бы наивно полагать, что они не будут осуществляться. Они существовали ещё в Европейском сообществе во времена немецкой марки. Трансферты существуют и в США, и в других крупных экономических пространствах. Абсурдно предполагать, что немецкие граждане готовы покорно вынимать деньги из своих карманов и класть их в карманы «других людей». Однако они чаще поддерживают систему, чем требуют ее пересмотра.

Европейская валюта вызывает подозрения как у тех, кто деньги даёт, так и у тех, кто их берёт. От периферийных стран евро требует тестирования своих социальных моделей. От немцев евро требует подвергнуть сомнению многие с любовью выработанные принципы. Когда речь идёт о ведении денежной политики, ЕЦБ — уже не Бундесбанк. Но и Федеральный резервный банк — не Банк Англии и не Банк Японии.

Никто не может найти повод для того, чтобы быть довольным евро. Евро — не лира, с которой итальянцы чувствовали себя комфортно, не немецкая марка, чью «твёрдость» подчёркивали немцы. Такими постоянными требованиями к евро сопровождается желание стать лучше и начать меняться.

Изменения нужны как можно быстрее. Даже Германия, достойная восхищения «отличница», проваливает этот экзамен. С начала девяностых годов немецкая доля в глобальной экономической продуктивности сократилась почти вдвое. Фрагментированный внутренний рынок, на котором южные страны ищут для себя спасение, стал бы неправильным символом «веры». Для всех тех, кто ещё не заметил: когда Италия могла разыграть слабую лиру, доминировала мировая экономика. В то время ни Китай, ни глобально ориентированные дешёвые авиакомпании не играли важной роли. Ответ Европы может заключаться в конкурентоспособности в области дизайна и жизненного стиля, то есть речь не идёт о цене или о цене самой валюты.

Отсылка к маленьким странам вроде Сингапура или Швейцарии, добившихся успеха без участия в валютном союзе, даёт ошибочное представление о том, что такие истории успеха стали возможными не благодаря свободному рынку капитала и крупному экономическому пространству, а из-за формирования данных пространств с правовыми гарантиями. До XX столетия судьбы маленьких наций выглядели по-другому. В лучшем случае они были фигурами в руках великих держав на шахматной доске. Нынешние события в Восточной Европе напоминают нам о том, что эти времена могут снова вернуться. Таким образом, возвращение евро к первичному курсу ставит перед нами вопрос: чего же хотят сами европейцы? Сбегают ли они к мнимым «старым добрым временам» хрупкой политики раздробленности маленьких государств? Или они представляют себе вызовы XXI века?

Крах евро оставил бы после себя финансовые руины. Возможно, через век или два потери были бы нивелированы. Существенные и долгосрочные последствия выглядели бы так: континент остался бы финансово зависимым от больших международных финансовых центров — сегодня от американского капитала, завтра, возможно, от китайского. Так стало бы сложнее для инноваций «Сделано в Европе» («made in Europe») попасть на международный рынок.

Развитие евро останется очень болезненным процессом. Но давайте вспомним первоначальную миссию — подготовку стареющей Европы к XXI веку. Взглянув на эти двенадцать лет, будущие поколения будут говорить о «родовых схватках» европейской валюты.


Загрузка...